Литературная Франция

К 125-летию со дня рождения Марины Цветаевой

Франция – место для творчества

 

В маленьком городе Сен-Жиль-Круа-де-Ви, который находится во Франции, на океанском побережье был установлен памятник Марине Цветаевой. Именно в этом городе она провела лето 1926 года. Скульптор Зураб Церетели решил показать Цветаеву такой, какой она представилась ему в переписке со своим коллегой Борисом Пастернаком. Ведь они общались письменно в течение семнадцати лет, которые Цветаева провела в  эмиграции, большая часть которой прошла во Франции. Он создал диптих: на двух скамейках недалеко друг от друга сидят Марина Цветаева и Борис Пастернак. Сейчас скульптурная фигура Пастернака находится в Москве, а изваяние Цветаевой – во Франции. Между ними реальное расстояние, какое и было во времена переписки.

 

Жизнь поэтессы до эмиграции

 

8 октября исполнилось 125 лет со дня рождения поэтессы Марины Цветаевой. Она родилась в семье профессора, искусствоведа Ивана Владимировича Цветаева и пианистки Марии Мейн.

 

Первое стихотворение Марина Ивановна написала в шесть лет. В 1910 году был напечатан первый сборник ее стихов «Вечерний альбом». Примечательно, что издала его Марина Ивановна на свои деньги. Ее талант заметили, и Цветаева стала частой гостью литературных встреч и салонов.

 

Я с вызовом ношу его кольцо.

– Да, в Вечности – жена,

не на бумаге!

 

Эти строки Марина посвятила своему мужу – Сергею Эфрону. Они поженились, когда ей было 19 лет. Вскоре на свет появилась их дочь Ариадна. Имя выбирала Марина Ивановна. «Назвала от романтизма и высокомерия, которые руководят всей моей жизнью», – говорила Цветаева. Аля рано начала писать стихи, делала заметки из своей жизни.

Когда отгремела революция, Сергей Эфрон выбрал сторону белого движения. Это наложило отпечаток на жизнь их семьи. Ирина, вторая дочь Цветаевой, родилась в 1917 году. Фактически поэтесса одна занималась домом и растила двух дочерей.

 

Как и любому ребенку, Ирине нужно было внимание, с ней нужно было сидеть дома. А вот Алю Марина Ивановна всюду брала с собой – они вместе ходили в гости и на литературные встречи. Из-за финансовых трудностей и угрозы голода Цветаева решила отдать девочек в приют. Через некоторое время дочери заболели. Но только Алю Марина Ивановна увезла домой, объясняя это тем, что двоих она не смогла бы прокормить. Ирина умерла в приюте через два месяца. Этот роковой момент стал тяжелым ударом для Цветаевой. На похоронах Ирины Цветаевой не было, она оставила несколько объяснений. Первое – что ей не с кем было оставить Алю, второе – что не могла психологически быть там. Цветаева написала в своей записной книжке: «Чудовищно? — Да, со стороны. Но Бог, видящий мое сердце, знает, что я не от равнодушия не поехала тогда в приют проститься с ней, а от того, что НЕ МОГЛА».

 

После разгрома белого движения Сергей Эфрон бежал за границу и не общался с семьей два года. После долгожданной встречи супруги были вынуждены остаться жить в деревне под Прагой. Это место было выбрано из-за дешевого жилья, но всё равно до той жизни, о которой они мечтали, было далеко. Марина Ивановна, как могла, создавала уют в доме. Она писала в письмах к друзьям: «Живу домашней жизнью, той, что люблю и ненавижу, – нечто среднее между колыбелью и гробом, а я никогда не была ни младенцем, ни мертвецом». 1 февраля 1925 года родился Георгий Эфрон, которому дали ласковое прозвище Мур.

 

Переезд во Францию

 

Марина Ивановна была не в восторге от Чехии, она не разделяла взгляды чехов на искусство и культуру, её влекла уже иная страна. Париж в эти годы был центром литературной жизни эмигрантов. Цветаева уже издавалась в газетах и журналах, что выходили во Франции, – её имя было известно в Париже.

 

– Переезд! —

Не жалейте насиженных мест!

Через мост!

Не жалейте насиженных гнезд!

Так флейтист, – провались, бережливость!

– Перемен! —

Так павлин

Не считает своих переливов…

Переезд в Париж состоялся в ноябре 1925 года. Жить им пришлось в рабочем районе, у своих друзей Черновых. Цветаевой выделили отдельную комнату, плюсом также были такие блага цивилизации как отопление, ванная и газ. Марина Ивановна работала не покладая рук, и даже присутствие людей вокруг не смущало её. Тут Цветаева смогла закончить «Крысолова», напечатать в разных периодических изданиях циклы стихов и прозы, закончила написание статьи «Поэт о критике».

 

Цветаева вместе с мужем писала для нескольких журналов: «Своими путями», «Благонамеренный» и «Версты».

 

Первый бенефис Цветаевой в Париже прошел в феврале 1926 года. Такого успеха не ожидал никто – все проходы были заняты, а многим вообще не хватило билетов. Средства, полученные от вечера, дали им возможность поехать на морское побережье. Цветаева мечтала о тишине и одиночестве для работы, поэтому в апреле 1926 года она с семьей перебралась на полгода в небольшую деревню в Вандее.

 

Хоть бы закут —

Только без прочих!

. . . . . . . . . . . . . . . . . .

Для тишины —

Четыре стены.

 

В Вандее

 

Тяга Марины Ивановны к красотам природы подтвердила переезд в Вандей. В их арендованном двухкомнатном доме была кухня, газ, а вокруг –  маленький сад, лишь воду приходилось носить из колодца.

 

Здесь, в Вандее, началась переписка с поэтом Райнером Мария Рильке. Рильке узнал о Цветаевой из письма Бориса Пастернака. Так было положено начало их переписки. Для Цветаевой Рильке был как Орфей. Возможность писать ему, получать от него ответы и посылать ему свои произведения – это давало ей новые силы для творчества.

 

За это лето Марина Ивановна сочинила три небольшие поэмы, внутренним миром связанные с Рильке и Пастернаком: «С моря», «Попытка Комнаты» и «Лестница».

 

29 декабря 1926 года не стало Райнера Мария Рильке. Цветаева сразу напишет первое посмертное письмо к Рильке. Спустя годы Марина Ивановна напишет циклы памяти Владимира Маяковского (1930), Максимилиана Волошина (1932) и Николая Гронского (1935).  С этими поэтами она была лично знакома.

 

Цветаева переходит в работе на новый для нее жанр – лироэпический: в 1927 году были написаны «Федра» и «Поэма Воздуха», в 1928-м – «Красный бычок», в 1928—1929-м – «Перекоп», в 1935-м – «Певица» (поэма не была окончена), в 1934, 1935 и 1936-м писался «Автобус». И все эти годы, с 1929-го по 1936-й, Цветаева работала над большой поэмой о гибели последней русской Царской Семьи. Марина Ивановна не поддерживала монархистов, ей просто импонировала царская семья из-за трагической судьбы. Мир «цветаевской» любви к великому поэту мы увидим в цикле «Стихи к Пушкину», вышедшем в 1937 году.

 

От прозы на русском до поэзии на французском

 

В творчестве Цветаевой в тридцатые годы начинается новый этап – проза. В прозе к читателям Марина Ивановна обращается от имени собственного «я». Она раскрывает перед нами свой мир, рассказывает, откуда берет начало творческий процесс. Прошли года, и сейчас мы знаем, что Цветаева была права – такое общение с читателем стало модным. Она никогда не работала на заказ и всегда предлагала издательствам готовый продукт. Перу Цветаевой принадлежат воспоминания о Максимилиане Волошине, Андрее Белом, Валерии Брюсове, Михаиле Кузмине и Осипе Мандельштаме. Эти воспоминания как портреты души поэта, о котором пишет Марина Ивановна.

 

Ей понадобилось четырнадцать лет, чтобы выпустить одну книгу – «После России. 1922—1925». Цветаева не стала включать в этот сборник стихи, написанные после отъезда из Чехии. Книга завершается последним пражским стихотворением «Русской ржи от меня поклон…». Сборник появился в начале 1928 года и остался мало заметным. Спустя три года последовала попытка издать «Крысолова» как отдельное произведение. Над иллюстрациями трудилась Аля. Но ничего не получилось. Не настал еще момент триумфа для творчества Цветаевой.

 

Перед Мариной стояла проблема заработка, и она начала переводить «Молодца» на французский язык. Цветаева с энтузиазмом взялась за этот перевод, ей было интересно попробовать себя в чем-то новом. В одном из французских литературных салонов Марина Ивановна смогла прочитать свою поэму. Она получила похвалу, но печатать «Молодца» не стали. Цветаева с завидным упорством взялась и дальше писать по-французски и переводить. В 1932– 1936 годах были написаны «Письмо к Амазонке», «Чудо с лошадьми», Марина Ивановна по-французски написала повесть по мотивам ее переписки с А. Вишняком-Геликоном «Флорентийские ночи». Правда, она не смогла ничего опубликовать.

 

Литературные вечера в Париже были возможностью заработка. Цветаева старалась раз в год провести такой вечер, иногда удавалось организовать и два вечера. Для организации авторского вечера требовалось найти зал, дать объявление в газеты, распространить билеты. Вся семья готовила подобный вечер. Если всё проходило хорошо, то на вырученные деньги Цветаева могла заплатить за несколько месяцев за квартиру, одеть детей или оплатить школу. Это конечно было подспорьем для бюджета семьи, но от бедности не спасало.

 

Жизнь во Франции и помощь друзей

 

Все, кто знал Цветаеву в Париже, вспоминают о ее нищете. Сергей Яковлевич не смог содержать семью. И тут на помощь к Цветаевой приходят друзья и знакомые. По инициативе Е. А. Извольской в середине тридцатых годов был организован Комитет помощи Марине Цветаевой. В него вошли друзья Цветаевой, целый ряд известных писателей (Н. Бердяев, М. Осоргин, М. Алданов и многие другие), в их числе и французская писательница Натали Клиффорд-Барни, именно ей посвящено «Письмо к Амазонке».

 

Цветаева постоянно арендовала разные квартиры, стараясь найти «подешевле», но она старалась не экономить на образовании детей. Маленькие бытовые радости всегда радовали Марину Ивановну. Это могло быть и посещение кинотеатра, ведь Цветаева очень любила кино, или фотографирование, которым она увлеклась, когда у нее появился собственный фотоаппарат. Радовали визиты гостей, Марина Ивановна всегда угощала их чаем и своими стихами. Были и другие традиции в ее семье: на Масленицу она пекла блины, а на Пасху – куличи. Всегда наряжали елку к Рождеству и дарили небольшие подарки друг другу. Всегда радовали Цветаеву пешие прогулки по медонским лесам, поездки летом – пусть и не каждый год – на море, в деревню или в Савойю.

 

Возвращение на Родину

 

Сергей Яковлевич увлекся мыслью о возвращении на Родину. Цветаева была против этого. Но на сторону отца встала Аля. В начале 1937 года Ариадна Эфрон получила советский паспорт и 15 марта уехала в Москву. Затем был вынужден спешно уехать Сергей Яковлевич (его подозревали в убийстве). Марине Ивановне ничего не оставалось, как только поехать за своей семьей. Свои архивы она раздала по друзьям. Большинство из них не сохранились. Лишь в 1939 году Цветаева получила разрешение на въезд в Россию.

 

В Москве семья, наконец, смогла соединиться. Через год внезапно арестовывали Ариадну, а потом и Сергея Яковлевича. В этот период Цветаева перестала писать стихи. Она начала зарабатывать переводами, пытаясь прокормить себя и сына.

 

С началом Великой Отечественной войны происходит эвакуация писательской интеллигенции из столицы. Цветаева вместе с сыном сначала оказывается в Чистополе, а к августу их перебрасывают в Елабугу. Здесь обрывается жизнь поэтессы – не выдержав ударов судьбы, Цветаева свела счеты с жизнью.

 

Несмотря на тяжелую жизнь во Франции, именно там Марина Ивановна написала много поразительных поэм и стихотворений, эссе и воспоминаний. Франция для Марины Цветаевой оказалась испытанием, которое она преодолела с гордо поднятой головой, и наше поколение имеет возможность читать и восхищаться её произведениями.

 

Автор: Ольга Тюрина

0
HeartHeart
0
HahaHaha
0
LoveLove
0
WowWow
0
YayYay
0
SadSad
0
PoopPoop
0
AngryAngry
Voted Thanks!

You Might Also Like